«Хатико» в лицах: о семье, работе и хвостах

«А, он как прыгнет лапами мне на спину! Обернулась – да это же наш Хвостик! Вот так и вернулся Хвостик-Бэби Джон к нам …узнал, а ведь в одежде зимней и не видел меня, но узнал …молодец!» расхваливая на все лады рыжего пса, скачущего у её ног, рассказывает Ирина Лифанова.

Да, воскресная прогулка с семьей по зимней дамбе принесла очередной сюрприз – пёсиль, спасенный волонтёрами и пристроенный в дом к пожилой чете, видимо, решила, что у Ирины ему будет гораздо лучше.

Ирину и Эльвиру Лифановых в республике, да и за ее пределами знают многие. Сестры создали Общество защиты животных «Хатико» — единственную официальную организацию, объединившую сотни волонтёров для спасения защиты и пристройства в семьи братьев наших меньших. Сегодня они сами не помнят, с чего именно и когда начался отсчет их зооволонтерской деятельности.

За круглым кухонным столом в кругу семьи Ирина и Эльвира в ответ на этот вопрос только пожимают плечами: «В детстве у нас было две кошки, которых я смутно помню. Периодически мы просили папу – давай возьмем собаку! Но, папа шутил – зачем нам собака? Я сам, как собака. Хотя был он добрым человеком. Однажды Эльвира принесла домой щенка французского бульдожки. Был он размером с ладошку, как паучок. Собачку назвали Сара.

Папа пришел домой и увидел это чудо. «Вы меня в могилу сведете…», сказал он дочерям, но с любопытством посмотрел на хвостика. Прошло полчаса и дочери, заглянув в зал увидели, как отец качает на руках завернутую в пеленочки Сару, и приговаривает: «Ты моя маленькая, ты наверно спать хочешь, ну, давай я тебя покачаю». И с этого момента Сара выбрала его хозяином. Любила до безумия, это была взаимная любовь – они вместе ходили в гараж, ездили в магазин, на дачу. На зиму машину ставили на прикол в гараж, с наступлением весны отец говорил дочерям, мол, надо машину выгонять – Сару покатать. «Она всегда вертелась рядом с папой, а он периодически качал Сару на ручках точно так же, как в первую их встречу. Это было такое доброе и светлое общение, отношение к собаке, было здорово!» — вспоминают сестры Лифановы.

Большие дружные семьи не так уж часто встречаются в наши дни. Семью Лифановых сплачивает внимание друг к другу, уважение и любовь, говорят они сами. Субботы и воскресенье традиционные семейные дни. Впрочем, поводом для общего сбора могут послужить обычные будни. И уж тем более, праздники.

Например, когда приезжает старший сын Ирины (он сейчас учится в другом городе), семейные вечера устраивают, когда вздумается. «Едем просто по городу, и кто-нибудь скажет- давайте сегодня устроим семейный вечер? И, мы едем в кафешку или домой, потому что за повседневными заботами, маетой, спасением бесконечного множества кошек и собак, (причем, это даже не основная работа, но, она отнимает массу сил и времени) не хватает тех драгоценных минут для общения с близкими и родными, особенно с детьми», признается Эльвира Лифанова.

Возвращаясь к теме волонтерства, все же точка отсчёта этой деятельности была. Сначала Лифановы помогали другим волонтерам, спасать животных, потом сами спасали. И, как-то закрутило, будто колесом, когда ты понимаешь, что уже больше никогда не сможешь пройти мимо маленькой хвостатой беды. «Вы наверно сами замечали, что, когда человека что-то не трогает — тема ему не близка, он этих вещей даже не замечает. Я, например, не замечаю крутые авто, потому что не разбираюсь в них, или информацию, касающуюся здоровья. Есть люди, которые не видят подброшенных котят в подъездах и гниющих заживо собак на улицах. На нас эта информация льется просто потоком. Кажется, что животные сами начали концертироваться в поле нашего зрения. И ты уже не можешь пройти мимо, сказать, как некоторые граждане, в тех же соцсетях мессенджерах – а, вот там собака кто-нибудь заберите-помогите, я не могу, потому что у меня: муж-дети-аллергия-работа-уже есть однакошкасобака…», замечает Эльвира Сергеевна.

А, Ирина говорит, что их дети выросли в особой атмосфере общения с животными, такое соучастие закладывает в детские души доброту, особую теплоту, ответственность, сочувствие. Дальше нам рассказывают одну из семейных историй. В доме Ирины однажды жил раненный сокол-краснокнижный, ослабленная птица не могла летать. Сидела на диване, на подоконнике на орхидеях Ирины, тут же ходили собаки, кошки и все уживались. В один прекрасный день, семья, выходившая птицу, отправилась на природу её выпускать. Устроили по этому поводу торжественный пикник, а, как иначе – сокол возвращается к своей семье! Все это было так радостно, столько эмоций у детей, у взрослых: «Приезжаем домой, сын говорит — завтра устроим генеральную уборку. А ,мама приходит на следующий день с совой…»,-  смеется Ирина Сергеевна.

«Однажды мама принесла из ветклиники ворона. Он жил у нас какое-то время, запомнился, потому что был очень смышлёный, играл с собаками, и воровал у них еду, но ни разу не попался. Помню, как он выгонял маму из кресла-качалки – его любимо место в доме», — рассказывает младшая дочка София.

В доме Лифановых живут четыре кошки, появились в разное время, но все стали полноправными членами семьи. Для Софии они, как дети, ведь она ухаживает за ними. Говорит, что, просыпаясь, первым делом гладит кошек, им приятно и у девочки настроение становится лучше, от животных заряжаешься позитивной  энергией: «Нет абсолютно какой-то особенной любви только к кошкам или только к собаками, иногда уютно побыть рядом с кошками, а порой есть настроение, побеситься с собаками. Но, все-таки, один любимец среди восьмерых наших питомцев есть — рыжий кот Вася. Мама тогда только начала волонтерскую деятельность, у нас жила одна-единственная собака Дина. Знакомая мамы принесла ей обмороженного котенка. Он плакал от боли, у малыша были отморожены лапы. Думали, не выживет, но Вася поправился и, разумеется, остался жить с нами».

Для Ирины Васька стал незаменимым помощником — помогал растить дочь, присматривая за Софией, пока та по часу плюхалась в ванной. Раньше София настаивала, чтобы мама была рядом. «А тут столько времени освободилось», комментирует Ирина Лифанова.

Учредитель «Хатико» уверена, что дети АБСОЛЮТНО ВО ВСЕМ берут пример с родителей. Если в доме появляется щенок или котенок, взятый с улицы на передержку, им занимаются все, подключается сын Слава, дочь София, муж Георгий. Хотя недавно он сказал, что с Ириной в городе трудно прогуляться- все собаки в городе знают жену, и это не фигура речи.

Ирина считает, что общее дело всегда сближает, кто-то на лыжах катается, а их семья выхаживает брошенных животных. Может, это не общее дело семьи, но все причастны.  Была история, когда София подобрала маленького слепого котенка —  ухаживала за ним сама, выкармливала из соски, мыла, кормила, потому что мама утром уходила на работу и возвращалась только к вечеру. И в приюте оба ребенка помогали, Софии лет 7 было, а Славе 13, они приезжали убирать будки, территорию приюта. Дети не остались в стороне. Вооружившись мусорными мешками, перчатками, лопатами, работали наравне со взрослыми.

Однажды ее маленький сынишка нашел на улице щенка. Пришёл домой со слезами, а мама сказала – неси в дом.  Брошенку накормили, и ребенок успокоился, щенок спасен! Вечером пошел в свою комнату, разбил копилку —  принес в кулачке маме деньги со словами: Мама, возьми — мне подарили на День рождения, но ты столько на животных тратишь!»

Да, дети копируют поведение взрослых, но иногда сами становятся для родителей учителями …На кухне у семьи Лифановых есть особая картинка в рамочке. Ее нарисовал в детстве Слава. Мама и папа в тот день сильно повздорили. Слава ушел в комнату, притих там на время. А после вышел с рисунком, где семилетний мальчик написал: Я люблю свою семью, моя семья большая, моя семья мне дороже, чем собственная жизнь!» Вот так дети учат взрослых любви и терпению, напоминают, что самое ценное в жизни. Теперь эта картинка – семейная реликвия и талисман.

В нашем обществе, Тува со столичными жителями не исключение, за зооволонтерами закрепился стереотип – одинокие немолодые неопрятные люди, упавшие, по всей вероятности, с Луны, впрочем, как и бесчисленное множество бродячих собак. И многие верят с трудом, что зооволонтеры точно такие же люди, как и все прочие, только неравнодушные к судьбам кошек и собак. У них есть семьи, дети, (к слову, тоже случается аллергики), у них есть работа, и не одна, огороды, которые они сажают и свои кошки-собаки, ( часто далеко не в единственном экземпляре). Как же у этих супергероев, берущих силы не иначе как от магического криптонита, хватает времени и здоровья еще и на замызганных умирающих брошенок?

«Неприятно, конечно, сталкиваться с таким мнением. Дело здесь, наверно, не только в зооволонтерах … Я много лет занималась журналистикой, общалась с разными людьми, и заметила, что в нас – в людях быстро и легко прорастают разные стереотипы. Не понимая специфики работы, многие делают свои умозаключения. Чаще всего жители не хотят думать, им удобно использовать понятную для них свою картину мира. «Зоошиза, как сегодня называют зоозащитников, подразумевая грязных бабок с кастрюлями…Разумеется, волонтёры не в белых одеждах выезжают спасать животных или работать в приюте …. И в этом тоже заключается специфика нашего хобби, которое давно превратилось в настоящую миссию. Среди волонтеров есть люди разных возрастов — предприниматели, депутаты, научные сотрудники, бухгалтеры, юристы, то есть, самые обычные люди, в основном это женщины, красивые, милые, милосердные. Но есть и мужчины…», говорят учредители «Хатико».

 

У Ирины Лифановой свой бизнес, который, по сути, кормит самую большую и даже огромную семью в Туве – хвостатое семейство «Хатико», а, это более 400 собак и кошек, ставших для жителей региона биомусором…

Так что, те, кто говорит гадости … да пусть говорят…. Есть такое выражение « если собака на улице лает, ты же не будешь лаять в ответ»…

Тем более, что главных зооволонтеров Тувы ждёт впереди очередной день, наполненный под завязочку заботами и хлопотами в приюте для собак, операциями по спасению выброшенных замызганных и умирающих хвостатых бедолаг…