ДВЕ ПОЛОВИНКИ

Всем переездунам, предавшим животных посвящается …

Дружок был доволен тем, как сложилась его жизнь. Столько собак горемычных он видел каждый день, гуляя с Дедом до магазина, по парку. Тощие голодные злые брошенные и преданные смотрели они, словно мрачные тени, прижавшись к заборам, забытые людьми…

А Дружок бежал рядом с Дедом и радовался. Он знал, что никакой не особенный — обычная дворняга, но также он знал, что везунчик — он вытянул самый счастливый билет в собачье счастье — он был ХОЗЯЙСКИМ!

Дед всегда был дедом, даже когда дружок попал к нему щенком. А еще был хорошим добродушным другом, так забавно смеялся и небольшая пышная борода его ходила ходуном, когда щенок-малыш носился по двору дома и его лапы разъезжались на поворотах, снося все что попадалось на пути.

Вечерами они сидели а крыльце и смотрели куда-то вдаль. То есть, Дед смотрел, а маленький Дружок ловил бабочек и мух, косился на соседских кошек, но с крыльца уходить не смел — Вдруг Дед расстроится. И Дружок делал усиленно вид, что закат ему тоже интересен. Когда однажды Деда увезли в больницу и за Дружком присматривала соседка, пёс понял, чем интересен закат — тем, что их было двое — две одинокие половинки души, нашедшие друг друга …

Дед и Дружок прожили в уютном добротном доме несколько лет. За эти годы и пес и его человек успели постареть. Дед стал медлительным, рассеянным, все время забывал, где что лежит. Гуляли теперь они мало. Но, закаты по-прежнему были для них двоих.

В один из дней к ним приехали в очередной раз гости. Мужчина и женщина обнимали Деда, целовали, Дед расплакался от счастья и Дружок понял — они очень дороги хозяину. И стали они посиживать на крылечке вчетвером и любоваться закатами. Дружок был не против, ведь он стал дано мудрым пёсилем — раз Дед их любит, то и Дружок будет любить.

Дети Деда за вечерним чаем часто заводили беседы, от которых тот грустнел. И как-то виновато смотрел в сторону Дружка. Псу в такие моменты становилось не по себе и он подходил к хозяину, тыкал своим носом в его теплые ладони. «Ну. что ты, что ты, ещё ничего не решено, не надо, не смотри так…», вздыхал Дед и трепал хвостатого друга за ухом.

Как-то раз Дружок спрятался от полуденного солнца под навесом на крыльце. В доме дверь была открыта настежь. «И вас духота достала», понимающе кивнул головой пёс и посмотрел в дверной проём. Дед стоял посреди кухни опустив плечи и плечи его вздрагивали. «Он плачет!», с ужасом понял Дружок и ринулся к своему другу. Он принялся лаять на чужаков, посмевших обидеть Деда.

«Мы не повезем его за тридевять земель, ты же понимаешь, что ЭТО ПРОБЛЕМА, зачем он там нужен! О тебе тут кто позаботится, кто стакан воды подаст — Дружок?», говорили раздраженно дети. А Дед снова заплакал, но на Дружка глаз больше не поднимал. И провожать верного друга в другую жизнь не вышел.

Утром Дружка мужчина взял на поводок и повели к машине, женщина не поворачивая головы в сторону собаки, тронула с места. Пёс успел лишь в последний раз посмотреть на их с дедом дом. Пса сдали в приют — завели за ворота и передали поводок в незнакомые руки. А потом сразу ушли … Дружок стал той забытой брошенной тенью с потухшим взглядом из подворотни….

Под стук колес Дед смотрел как за окном проплывают города, мелькают сёла, посёлки, дома, неспешно движутся поля, леса, степи, горы. Поезд снова дернулся и стал замедлять ход — они подъезжали к очередной станции. Дед вышел немного размять больные ноги и тут увидел парня в военной форме, тот нес на руках маленького черного щенка с умными глазищами. «Путешествуете?», полюбопытствовал Дед. «Так точно, отец! Едем домой, вот спасли щенков, после обстрела мамка их под обломками дома погибла, щенков , значит, закрыла собой. мы с ребятами их вытащили, не поверишь, как с детьми малыми нянчились всем взводом. Вот теперь Бахмута домой дочке и сыну везу!», радовался парень. Но, тут он осекся — Дед плакал. «А я своего Дружка, получается, предал…», пожилой мужчина опустив плечи пошел к поезду и больше уже до самого пункта назначения не выходил.

В эту ночь Деду снился дом, их с Дружком крыльцо, на котором мужчина и собака — две половинки одной души сидели вместе и любовались закатом. «Ты прости меня старого, Дружок!», заплакал во сне Дед. А, пёс поднял на него свои умные понимающие глазищи, и как прежде положил ему голову на коленки…

На утро Дед понял, что с Дружком они больше никогда не свидятся. Не потому, что Дед и пёс постарели, не потому, что они теперь далеко друг от друга… Старый Дружок в эту ночь пришел во сне к другу попрощаться…Хозяйский пёс не знал, как жить с одной половинкой души и умер в собачьем приюте …

Наталья Черноусова, пресс-служба «Хатико»