ПУШИСТЫЙ ФЛЕШМОБ: ЧИНГИЗКА, АЗИАТКА, ИВАН ДА МАРЬЯ

Спецоперация на Украине стала испытанием не только для людей, но и для животных. Животным, попавшим в беду, помогают самые разные люди. Нередко беспризорных собак и кошек спасают военнослужащие. Так, танкисты из Челябинска прошлым летом выходили раненого щенка — назвали его Пулей. Солдаты из Хабаровска подобрали в зоне СВО рыжего котенка, которого прозвали Симбой, вылечили его и переправили домой к родственникам.

Конгар Кылан-оол, участник СВО из Тувы, рассказал историю о коте, с которым ребята повстречались на авдеевском направлении в зоне проведения специальной военной операции. «Мы тогда штурмовали позиции неприятеля, в какой-то момент в блиндаже оказался кот. Мы так и не поняли, как он попал в окоп. Видимо, в ближайшем селе, которое было разбомблено, банально нечего было есть. Так и служил он с нами. Правда, потом оглох от постоянно рвущихся снарядов… У кота, которого мы прозвали Сепар, была отличительная черта – он предчувствовал артиллерийские прилёты. Бойцы наблюдали за ним: когда кот запрыгивал в блиндаж, мы понимали – скоро начнётся обстрел. Когда в июне я уезжал домой, котейка оставался там, а потом один из бойцов увёз Сепара к себе домой.

А бойцы Чингиз и Азиат спасли двух котят в пгт. Ровеньки Белгородской области. Было это год назад, когда волонтёры из Тувы — народного движения «Кызыл Коош» («Красный обоз») приехали с гуманитарной миссией к нашим ребятам военнослужащим. В доме белгородских волонтёров дяди Вани и тети Маши Обрезановых сидели за общим столом, лепили пельмени. Вдруг в коробочке у стены кто-то закопошился и жалобно замяукал. Только тогда я увидела там мисочку с молоком. «А, это наши Чингизска и Азиатка. Их ребята нашли — пошли мусор как-то выбрасывать, а там пакет завязанный шевелится. Открыли — котятки! Вот нам их и принесли. Назвали мы их в честь ребят, но так как оба котенка оказались девочками, то стали Чингизка и Азиатка», и все рассмеялись этим словам тёти Маши.
У Обрезановых живет парочка котов. Симочку отдали ребятам на фронт, мышей в блиндажах ловить, сообщила мне Мария Ивановна.

«Ребята — наши шудешечки приезжают к нам с передовой, так тоже разные истории рассказывают и о животных. Много там брошенных животных, люди уезжали в спешке, кто-то погиб, а собаки кошки остались. Бродят больные голодные одичавшие…»

В Луганске нам бойцы тоже рассказывали, что есть животные которые приспособились выживать, но не все. «В населенных пунктах, где никто сейчас не живет остались питомцы, все почти породистые, наверное, хозяева их кормили специализированным кормом — от мяса отказываются, как бы мы не пытались их угостить, а сами еле на ногах держатся от голода …может и по хозяевам так тоскуют…»

Котятам Азиатке и Чингизке, которым не дали умереть наши ребята, почти сразу нашли дом. Пришли к Обрезановым сотрудники из газовой службы с проверкой, да и присмотрели каждый для себя маленького пушистика.

О таких, как Обрезановы, говорят: всегда вместе – и в радости, и в горе. Вырастили двоих детей, те в свою очередь подарили родителям четверых внуков. Не так давно вышли на пенсию.

Воспитание в их семьях проходило в большом уважении и любви к Родине. До сих пор Иван Алексеевич не забывает про свою срочную службу, которая прошла в Германии в начале 1980-х. Сержант учебной роты, командир отделения подготавливал бойцов к службе в Афганистане. Супруги хранят память о дедах-фронтовиках, воевавших в Великую Отечественную: Фёдор Сергеевич Обрезанов и дядя Егор Фёдорович Стадников вернулись домой с орденами, а дедушка Марии Ивановны – Николай Васильевич Клименко – погиб на фронте.