Прощение и любовь от собак, обреченных людьми на одиночество

«Добрый день.
Соседка продала квартиру, и съехала.
Оставила в подъезде собаку(девочка) средняя, и кота. Я их подкармливаю. Жалко их…»

День за днём все те же лица …моральных уродов, все те же преданные живые души …биомусор…все те же истории из реальной жуткой жизни вчерашних любимцев, а ныне бродяг….

Собачка Роза веселая такая коротконогая появилась у моих соседей ещё щенком. Семья была небольшая — пожилые супруги и на этом все. Муж нигде не работал и попивал, именно он и принес щенка домой, жаловалась соседям тетя Таня ( вроде бы она трудилась санитаркой в медучреждении). Но, это было вначале. А, потом и она Розе нарадоваться не могла, потому как, было заметно, что друзей у соседки, которым можно поплакаться на судьбу, немного. О детях я никогда не слышала, навещали, говорят племянники. Муж — ещё не старый человек по причине злоупотребления «змием» ходил весь скрюченный, говорил — болит спина — нерв что ли защемил, размышлял он иногда. Ага, наверное…

Вот так и гуляли они с Розочкой у соседей под окнами, прохаживаясь сначала в одну сторону дома, а потом, возвращались обратно. Почти каждое утро одна и та же картина. Только Роза менялась — взрослела. Здоровой собаки из неё не получилось. «То, что надо для квартиры!», поглаживая Розочку по голове, говорил, ей, словно внучке, с любовью «дед». И хвалился Розочкой перед соседями — теми, кто хотел его слушать. Мы давали советы по воспитанию «внучки», что, мол, вы обязательно ошейничек-то купите, да на поводочке водите. А, то в отлов попадет. Переживали мы за пёсиля…

Потом у супружеской пары завелась и кошечка. Вместе с тетей Таней они часто усаживались на лавочку у подъезда и радовались теплу. Так они и жили.. Часто за стенкой были слышны характерные звуки застолья, заканчивающиеся неизменным скандалом и выдворением дяди Толи «на все четыре стороны». Пару раз я наблюдала, как Роза из дверей выбегала с «дедом», но он шатаясь прислонялся к стенке и говорил ей — иди, ночь на дворе, обидят, а я виноват буду. Дома жди… И тетя Таня с Розой ждали блудного, но родного им человека…

Одно время нас с тетей Таней мир не брал. В их квартире по понятным причинам вся сантехника дышала на ладан. Потекла как-то труба под раковиной, они ее марлечкой перевязали, да баночку под трещиной поставили. Через какое-то время в моей квартире обои пошли черными пятнами, вскрыли — грибок , стены отсырели. Долго причину искать не пришлось…
А, потом появилась Розочка и кот, и как-то сразу потеплели между нами отношения. Понятное дело, что и с трубой вопрос общими усилиями закрыли.

Общались нечасто, в основном, все здравствуйте, да до свидания. Но, однажды (дело было зимой ) заметила, что вижу Розу вот уже несколько дней без хозяев — то на коврике в подъезде, то, вовсе на улице в морозы. Сидит у дверей трясется вся. Я ей дверь открываю в подъезд, а не идет собачка. Ждет хозяев. «Роза, да что ты в самом деле?! Пошли!», не выдержала я, прикрикнув на Розу в один из дней, и пошла разбираться к соседям. Дверь нам с собачкой никто не открыл. Она жалобно взглянула на меня и вышла из тамбура. «Розочка, ну ты хот на коврике здесь останься…», предложила я. Но, псинка покосилась опасливо на закрытую дверь и осталась на холодной площадке первого этажа.

Уже повернув ключ в замке своей двери, я передумала, и снова закрыла квартиру. Постучалась к соседям тети Тани. «Так ты не знаешь что ли? Померла она, дней уж пять назад, если не больше! Давление или сердце — не знаю. Только видела, как плеть она на руках двух племянниц висела. Они ее скоренько так в машину усаживали. Там и померла в больнице, говорили… деда-то племянницы в дом престарелых на следующий же день увезли. А в квартире сразу ремонт затеяли, слышишь мужики-ремонтники гудят который день? Ну, вот Розочку и турнули на улицу…кота вроде забрали, а может убежал…не знаю точно», — поделилась невеселыми новостями словоохотливая соседка.

«Что же нам с тобой теперь делать?», — соображала я, прикидывая на сколько опаздываю на работу. Роза хоть и была собачкой ласковой , но в руки чужим не давалась. Тем более, сейчас, когда осталась одна на всём белом свете.

Помогли девчонки-волонтёры, почти сразу как написала в группу, что собачка в беде. Несмотря на обстоятельства, Роза родилась явно под счастливой звездой — ей сразу нашлись ручки. Девочки приехали, сами отловили Розочку и доставили в новый дом. Да только спустя три-четыре дня позвонила новая хозяйка Розы. «Приезжайте, она умирает …от тоски, мне так кажется. Лежит несколько суток в одном положении, не ест, не пьет, скулит и рычит, если кто-то пытается приблизиться к дивану. Под него забилась…», женщина, которая взяла Розочку в дом, была в отчаянии.

Вечером того же дня, пришлось забрать из нашего подъезда родной для Розы придверный половичок. Так волонтеры посоветовали: надо, чтобы собака родной запах учуяла, и может, поспокойней станет. Опыта выуживать чужих собак из-под диванов ни было не у меня, ни у хозяйки Розы. Мужчины нам отодвинули диван, опасаясь быть искусанной, я подхватила дрожащую Розу, так в одеяле и повезли в ветклинику. Сидя с собакой на коленях в салоне такси, сквозь плотную ткань я чувствовала как Розочке плохо. Маленькой светленькой собачке, которую несколько дней назад еще любили два самых важных для неё человека, у которой был дом и миска с едой, осталась сиротой. Ей было больно, плохо, плохо настолько, что тело от дрожи ходило ходуном, а взгляд…такой затравленный, тоскливый, будто душа ее уже умерла… Я сама не заметила, как заплакала прямо там в такси, отворачиваясь, и пряча слезы от новой хозяйки Розы…

В ветклинике сказали, что у собаки дичайший стресс и сильное воспаление. Поставили успокаивающие уколы и прописали дорогие таблетки. На обратном пути к новому дому Розы мы увидели, что она уже не трясётся, как осиновый лист. Роза просто лежала на ручках, с какой-то обреченностью глядя в темноту за окном, не обещающую лично для нее — собачки Розы ничего хорошего…

Мы сидели за кухонным столом в доме, пили чай и гадали, что же делать теперь. Надеялись, что все со временем «устаканится», главное, чтобы она начала кушать. Давно уже пора было прощаться, Но, все не могла уйти .. Роза как-никак моя бывшая соседка, не чужая…

«Все будет хорошо. Дайте ей время», вдруг впервые за вечер проронил муж хозяйки. И, словно по волшебству, в этот момент Роза заглянула осторожно на кухню. Мы замерли, боясь поверить в чудо. Собачка подошла сразу к хозяину дома, и обнюхав его штанину, села у ног, а потом легла мордой на тапочки…Она выбрала своего человека, наверно, он чем-то напомнил ей «деда»…

Через несколько дней по мессенджеру мне прилетели несколько фото и видео, на которых Роза носилась по двору частного домовладения с другим пёсилем. «Мы привыкаем к новой территории — пока во дворе», написали хозяева Розы. И мы с хозяйкой собачки на протяжении ещё нескольких недель радовались, как дети, новым свершением Розы …

В тот вечер, после чудесного появления собачки на пороге кухни, по дороге домой я поняла — между людьми и собаками не такая уж большая разница. Та же боль от ухода любимых, те же переживания и болезни… У нас больше общего, чем принято считать, чем видят недалекие безответственные двуногие особи….

Став волонтёром, я изменила свое мнение — разница между нами огромная, ведь ни одна собака еще не предала человека… А, мы их предаем ежедневно..,

И все равно получаем прощение и любовь …от собак, которых сами люди обрекли на одиночество и смерть …